Воины римской армии и женщины

  • admin
  • 05.05.2021
  • 0

Воины римской армии и женщины

Годы идут, века складываются в тысячелетия, но армия так и остаётся каким-то изуверским испытанием молодого организма на прочность. И речь здесь не о тяготах казарменно-полевой жизни. Если наши солдатики едва выдерживают год с надеждой, что милая их дождётся, каково же приходилось древнеримским легионерам, когда срок службы мог растягиваться на 25 лет? Как юному бойцу преодолеть навязчивый зов тестостерона, а бывалому, вояке спастись от опостылевшей грубости сиволапых собратьев по оружию? Выдержать такую аскезу было не под силу даже самым идейно верным имперцам. Приходилось импровизировать.

Проституция в римской армии. Армия холостяков

Солдат в отрыве от женского тепла — история старая, как сама история. Великие маскулинные цивилизации прошлого заложили эту суровую традицию ещё на заре человечества, и не нам, смиренным потомкам, её оспаривать. Хотя уроки времени говорят, что давно пора, а веяния последней пары десятилетий — ещё и воплощают на практике. Но во времена, о которых пойдёт речь, о подобном и помыслить не могли. Женщина-воительница была страшной, почти мифической фурией и в качестве партнёра для незатейливого отдыха воспринималась в последнюю очередь. Как бы такая сама кем-нибудь жёстко не воспользовалась. На рубеже двух эпох — нашей и дохристианской — свободным барышням, несмотря на все гражданские права, к коим в Римской империи относились весьма трепетно, приходилось довольствоваться ролью тыла. Когда хранительницы домашнего очага, а когда и загнанной лошади с прицепом наследничков. Участь уроженок низших слоёв, рабынь и вольноотпущенниц и вовсе не давала поводов для зависти, но даже им римское право гарантировало какие-никакие свободы и, если можно так выразиться, льготы. Но всё это ровным счётом ничего не значило, когда речь заходила о делах Легиона. Женской ноге было настрого запрещено ступать на территорию военного лагеря, и это порождало массу проблем.

Чтобы вы понимали масштаб разворачивавшейся амурной трагикомедии: армия Древнего Рима была настолько велика и сильна, что она сама была градообразующей структурой, а не наоборот. По данным античной демографии, в годы правления «пяти хороших императоров» династии Антонинов (I-II века н.э.) её численность достигала 300 тысяч легионеров, а после разделения на Восточный и Западный Рим в конце IV века н.э. доходила до миллиона солдат. Это при том, что суммарное население обеих империй составляло порядка 56,5 миллиона человек. Соотношение солдат к мирному жителю было почти втрое больше, чем в современной России. Куда там! Антропологи считают, что в те годы население всей планеты не превышало 200-300 миллионов.

Представляете, насколько велика была концентрация римских легионеров? А главное, насколько сильна была их неудовлетворённость.

Любимая на час

В крупных городах — Риме, Карфагене, Пальмире, Александрии, Помпеях, Антиохии — гарнизоны располагались вне городских стен, но находились на попечении местных властей — магистратов. Чтобы обеспечивать жизнеспособность древнеримской военной махины в глубоких провинциях, изначальные временные лагери сменялись каструмами — военными городками, служившими домом гарнизонам и перевалочными базами центуриям мобильной армии. Так как гражданским, особенно женского пола, запрещено было заходить за границу укреплений, подле каструмов, как деревни вокруг средневековых замков, формировались канабы. Так назывались поселения ремесленников, торговцев, оружейников, трактирщиков, отслуживших свой срок солдат и увечных легионеров, которым некуда было возвращаться. В каждом уважавшем себя канабе были увеселительные заведения — постоялые дворы, трактиры, общественные бани, традиционно ассоциировавшиеся с сексуальными утехами. Разумеется, публичные дома там тоже имелись. В избытке.

Проституция — не только древнейшее, но и весьма распространённое в античном мире ремесло. Причём бордели, подобные описанному в «Сатириконе», где по пиршественному залу, соблазнительно покачивая бёдрами, расхаживали едва одетые прелестницы, были скорее исключением, чем правилом. Большая часть мест для занятия легальной проституцией была представлена лупанариями — простыми помещениями на несколько комнат, зачастую располагавшимися на втором этаже прямо над бакалейными лавками или тавернами. Никаких изысков — только не очень чистое ложе в очень нечистой каморке и рабочий полумрак. Романтики — как в общественном туалете. Собственно, роль у подобных заведений была такая же утилитарная. В городах подчас предложение настолько превышало спрос, что услуги будуарных тружениц Шли по курсу двух буханок хлеба. Тем не менее, судя по размеру стандартных прости-туционных пошлин, занятие это было весьма прибыльное. Особенно когда дело касалось торговли телом на нужды армии.

«Кадровыми агентами» борделей уже тогда служили сутенёры. Они поставляли живой товар для увеселительных домов, выбивали лицензии у магистратов канабов и сгребали жирные сливки прибыли с этого мутного болота. Были, конечно, проститутки-частницы, но их работа, как правило, была нелегальна. Профессиональные работницы плоти буквально пускались по «кругу», только не в том смысле, о котором вы подумали. Обычно сутенёры и торговцы рабынями-наложницами связывались с военными, договаривались с ними о цене, после чего проплачивали проституткам лицензию на определённый срок (от дня до нескольких месяцев). Как только контракт истекал, женщина отправлялась в соседний форт, а её место занимала другая. Такой способ организации труда назывался kykleutikon, что буквально означало «цикл, круг». Почасовое утешение было самым простым и распространённым спасением римских солдат от одиночества. Но не единственным.

Брак вне закона

Встретить свою любовь можно было даже среди проституток. Зачастую легионеры, служившие в постоянных гарнизонах, заводили себе любимую наложницу. В этом случае дальнейшее развитие событий зависело от статуса гетеры. Рабыню, например, римлянин мог перекупить в безраздельное пользование или даровать ей свободу, сделав liberta — «вольноотпущенницей». Солдаты Рима получали недурное жалование и весьма солидную разовую выплату после демобилизации, так что подобные аттракционы щедрости случались сплошь и рядом. Вольноотпущенницы с точки зрения римского законодательства не считались полноправными гражданками Рима, но, понимая пикантность положения, власти сквозь пальцы смотрели на такое сожительство, отказываясь лишь признавать законность брака и рождения детей. А вот замужество со свободными женщинами низкого происхождения уже считалось вполне легальным. В этом случае бывшая проститутка могла пользоваться всеми правами matronae nomen («замужней женщины») и претендовать на наследство после безвременной кончины благодетеля.

Такой вариант отношений был для легионеров своеобразной демоверсией брака. Совмещение служения цезарю и содержания «Армиды на шее» было делом куда более сложным и затратным, чем аренда проститутки, но всё же многие солдаты в отрыве от родины решались на этот отчаянный шаг. Всё-таки тешить физиологию — это одно, а душеспасительная любовь и человеческое тепло — совсем другое. В погоне за спутницей жизни легионеры готовы были пойти даже на преступление.

Дети легиона

Конечно, если считать преступлением прелюбодеяние и рождение пары-тройки внебрачных отпрысков.

По сравнению с солдатами мобильных легионов и теми горемыками, которых судьба отправила осваивать «целину» варварской Европы, легионерам в провинциях очень даже повезло. Кассис и лорика сегментата с ансамблем с красным плащом действовали на древних гречанок и египтянок, сириек и турчанок как форма на современных женщин. Воин Легиона в их глазах был невероятно привлекательным мужчиной, и изголодавшиеся по женской ласке солдаты отвечали провинциалкам горячей взаимностью. Чем дальше от столицы и реальных боевых действий, тем слабее становилось влияние прославленной римской дисциплины. Тит Левий, великий историк, записавший хронику Рима от мифического бегства Энея из Трои до 9 года до н.э., когда его собственный жизненный путь оборвался, упоминал довольно забавный случай последствий солдатской любвеобильности. В 171 году до н.э. к порогу римского сената прибыло необычное посольство из Испании. Более четырёх тысяч человек требовали «дать им город для жительства, объявив, что рождены они от римских воинов и испанских женщин, браке которыми не был законен». Сенаторы от такого заявления, мягко говоря, пришли в недоумение. Но факты оказались неумолимы. В период между 205 и 175 годами до н.э. в Испании пребывало около 150 тысяч римских солдат и союзников, и действительно многие из них обзаводились любовницами среди местных жительниц, вступали с ними в брак по местным традициям (которые римское право не признавало) и самозабвенно плодили с ними детей. Когда срок пребывания имперского «контингента» подошёл к концу, солдаты, чувствуя себя совершенно свободными от обязательств, побросали семьи на произвол судьбы и думать забыли о проведённых с ними счастливых деньках. Пока армия бастардов не пришла в столицу качать права. Опасаясь бунта, сенаторы нашли хитрый до изящества выход из щекотливого положения: трибутлуций Канулей провёл все четыре тысячи новоявленных наследников через процедуру фиктивного рабства и освобождения. Таким образом, нелегальные солдатские дети по праву вольноотпущенников становились римскими гражданами, которым разрешили, поселиться в колонии Картея на юге Пиренейского полуострова. Казус вопиющий, но не уникальный.

Бывали и случаи с точностью до наоборот. В 47 году до н.э. с чем-то подобным столкнулся сам Юлий Цезарь во время осады Александрии. Тогда заварушку начали не громкоголосые иноземцы-нелегалы, а сами римские солдаты, заведшие семьи и практически ассимилировавшиеся в Египте. Когда конфликт Цезаря с египтянами разросся до масштабов войны, габинианцы (осевшие в Александрии воины центурии военачальника Авла Габиния) встали на сторону александрийцев и едва не переломили исход войны. Чтобы избежать повторения подобных эксцессов и навсегда провести черту между «благородными римлянами» и «плебеями-провинциалами», преемник Цезаря, Октавиан Август, на законодательном уровне запретил легионерам обзаводиться семьями, но красноречивее всего об отношении служивых к этой проблеме говорит статистика.

Анализ солдатских надписей и эпитафий, сделанных между и III веками, говорит, что в воюющих провинциях семью заводил по крайней мере каждый двадцатый военнослужащий, а в относительно мирных регионах — каждый второй. Это были самые обычные традиционные семьи, с одной постоянной женой и детьми, только жили они без «штампа в паспорте». После ухода в отставку солдат мог узаконить отношения или, по примеру предшественников, без объяснения причин отправиться восвояси — и то и другое случалось с одинаковой регулярностью. «

Журнал: Война и Отечество №10, октябрь 2020 года
Рубрика: История Древнего Рима
Автор: Аглая Собакина

Источник: ufospace.net

  • vkontakte
  • facebook
  • googleplus
  • twitter
  • linkedin
  • linkedin
Назад «
Вперед »

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новое на сайте

Метки